Выступления

9 апреля 2007
Интервью Главы государства Н.А.Назарбаева ведущим авторских программ казахстанских телеканалов

А. Байтасов:

— Нурсултан Абишевич, конечно, сейчас в центре обсуждения всех казахстанцев – Ваше недавнее Послание народу. В нем Вы говорите о росте конкурентоспособности, об ускоренной модернизации страны. Эта Стратегия содержит множество аспектов, но рядовому гражданину, может быть, непросто сразу разобраться. Не могли бы Вы рассказать, что в ней самое главное?

Нурсултан Назарбаев:

— Хороший вопрос. Я всегда в своих Посланиях стараюсь говорить так, чтобы они были доступны для простого человека. Мы все помним, что на первых порах казахстанцы не знали рыночных терминов, новомодных слов, перенимаемых у западных стран. Приходилось разъяснять смысл каждого слова. Но сейчас — другое дело.

Казахстанское общество уже не то, что было 15 лет назад. Выросла целая плеяда молодых людей, которые активно занимаются бизнесом, участвуют в управлении государством.

Поэтому с 2005 года, когда мы накопили возможности и ресурсы, я начал говорить о том, что мы должны ориентироваться на создание экономики, не зависящей от наших сырьевых ресурсов.

Что это означает? Это означает создание новых, обрабатывающих отраслей экономики. Необходимо не продавать сырье, а обработать его, создать готовые изделия и, таким образом, поднять прибавочную стоимость, чтобы каждая тонна сырья, извлекаемого из недр Казахстана, приносила в несколько раз больше пользы.

Как этого добиться? Как вы помните, в 2006 году Послание называлось «Казахстан на пороге нового рывка в своем развитии». В этом году Послание называется «Новый Казахстан в новом мире». Если коротко, его суть заключается в следующем.

За годы независимости мы привлекли в страну немалые инвестиции, которые помогли поднять нашу экономику и жизненный уровень. 70 процентов этих инвестиций пошли в нефтегазовые, сырьевые и горно-металлургические предприятия, то есть в добывающую отрасль. Сейчас продолжается вложение денег в нефтяные месторождения, которые еще не введены в эксплуатацию. Но дальше внешние инвестиции будут, конечно, сокращаться.

В связи с этим мы должны думать о том, чтобы не допустить сокращения инвестирования экономики страны в целом. Наши банки, наши компании сегодня имеют деньги и уже начали инвестировать за пределы Казахстана, что не запрещается законами страны. Что мы должны сделать, чтобы привлечь эти внутренние деньги в нашу экономику?

Разумеется, мы не можем заставить их идти туда или сюда административно-командными методами. Поэтому, предлагая иностранцам и отечественным компаниям вкладывать деньги в экономику Казахстана, мы должны говорить о конкретных проектах.

Крупные проекты будут предлагаться как раз по тем 30 направлениям, о которых я говорил в Послании. Мы сейчас говорим о 30 корпоративных лидерах. Что это значит? Выбираются 150 лучших предприятий Казахстана, из них – еще 30, которые могут выпускать конкурентоспособную продукцию, аналогичную западной. Вот такая разбивка и нахождение 30 лидеров позволит создать отрасли экономики, которые будут тянуть за собой остальные. И в эти 30 лидеров нужно будет инвестировать, развивая экономику страны. Если мы этого не сделаем, наши перспективы будут плачевны.

Если говорить открыто, то даже в моем окружении есть работники, которые говорят: «Нурсултан Абишевич, Вы столько сделали, страна так поднялась, сегодня мы — лидеры в регионе, жизнь народа улучшается, у нас все спокойно. Зачем нам нарушать эту спокойную жизнь и придумывать что-то еще?».

Если бы я думал только о себе, действительно, столько сделав, мне можно было бы спокойно сидеть. А что же будет дальше? Я не могу думать об очередных выборах, я должен думать о далеких перспективах страны и народа. Именно для этого я призван, для этого меня избирали.

Послание потому и является стратегическим документом, что подготовлено с думой о том, как будут жить наши дети и внуки. Мы проработали 10 лет, выполняя Стратегию «Казахстан-2030». А это Послание – задача на ближайшие 10 лет. Должен сказать, что нынешнее Правительство является участником подготовки этого документа, оно досконально знает положение вещей и работает сегодня день и ночь.

Задача Правительства, Администрации Президента, акиматов, средств массовой информации – разъяснять суть проводимой работы и сделать национальной идеей задачу по вхождению в число 50 конкурентоспособных стран мира.

Надеюсь, я сумел на простом языке донести суть Послания до вас и граждан Казахстана. Нужно всех казахстанцев сделать участниками большого марша в будущее нашей страны.

Н. Манап:

— Господин Президент, я хочу дополнить вопрос своего коллеги. Мы поставили цель войти в число 50 развитых стран. Это очень высокая обязанность. А почему бы нам не стремиться оказаться среди тридцати или двадцати развитых стран.

Нурсултан Назарбаев:

— Почему мы говорим о вхождении в число 50 конкурентоспособных стран, а не 20? Вопрос правильный. Сейчас, по данным Давосского форума, мы находимся на 61-й позиции. Но ведь и остальные государства также не стоят на месте.

Вопрос о конкурентоспособности – это вопрос не только экономики, а целая серия вопросов, касающихся человеческих ресурсов, образования, здравоохранения, экологии, политики и стабильности внутри страны. Все это в сумме и дает результат. Поэтому в Послании мы идем по всему периметру этих вопросов. Это сложнейшая, труднейшая работа, которую ни одно поколение казахстанцев не выполняло.

Достигнем пятидесяти, а потом уже будем говорить и о сорока, и о тридцати.

Н. Манап:

— Еще один вопрос. На заседании Совета безопасности под Вашим председательством было объявлено, как распределялись земельные участки и квартиры, строящиеся по государственной программе. Вы дали задание привлечь к ответственности чиновников, которые посягнули на квартиры людей, действительно нуждающихся в государственной поддержке. Можно сказать, что такие нарушения появились в результате отсутствия общественного контроля?

Нурсултан Назарбаев:

— Я согласен с таким заключением. Иногда наши средства массовой информации на эту проблему не хотят обратить внимание. Поэтому на заседании Совета безопасности я объявил всем СМИ, чтобы они взяли ее под контроль. Партию «Нур Отан», которая сейчас вмешалась в это дело и члены которой участвуют в комиссиях, выделяющих жилье и контролирующих процесс, можно назвать представителем народа. Во всех областях были приняты соответствующие меры. Квартиры, полученные незаконно, изъяли, а служащие, которые это сделали, освобождены от работы. Эти сведения нужно полностью проверить, нельзя наказывать только потому, что просто «кто-то сказал». Нужно уточнить, выданы ли перечисленные квартиры на законном основании или наоборот. Если квартиры, предназначенные для молодых семей, учителей, врачей, были выделены по низкой цене кому-то другому, нужно вернуть и привести в соответствии с законом. В любых вещах нужен общественный контроль.

Сейчас по всему Казахстану принимаются соответствующие меры. Думаю, что Совет безопасности скоро даст окончательную информацию.

Б. Габдулин:

— Нурсултан Абишулы, в своем Послании Вы четко высказались о жилищном вопросе. Что нужно сделать, чтобы осуществить новую жилищную программу?

Нурсултан Назарбаев:

— Первое. Мы приняли государственную жилищную программу, рассчитанную на три года. В рамках этой программы было запланировано построить за три года 12 миллионов квадратных метров жилья. А мы в течение двух лет ввели в действие 11 миллионов квадратных метров жилья. В этом году будут сданы в эксплуатацию 7 миллионов квадратных метров жилья. Поэтому объем жилья, который будет выдаваться народу, составит не 12, а 18 миллионов квадратных метров. Если считать, что в одной семье 3—4 человека, то около миллиона казахстанцев получат новые квартиры. Вы же знаете, что эти квартиры отличаются от старых хрущевских квартир как небо и земля.

В Астане, как раньше в Алматы, не будет сдан в эксплуатацию ни один дом с низким качеством. По программе 2008—2010 мы планируем сдать 27 миллионов квадратных метров жилья.

В истории Казахстана такого еще не было. Никогда у нас не строилось по 6—7 миллионов квадратных метров в год. К примеру, в 2003 году мы построили всего-навсего 1,8 миллиона.

Посмотрите, какой темп набрало жилищное строительство, сколько предприятий стройиндустрии возникло в Казахстане. Причем эти предприятия выпускают высококачественную, конкурентную продукцию. Здесь мы пойдем по следующему пути. С одной стороны, ипотечное кредитование будет продолжаться, и мы будем следить за тем, чтобы народ имел возможность покупать жилье. С другой — будут создаваться условия для желающих построить собственный дом.

Наша задача — направить государственные деньги на то, чтобы подготовить землю для строительства, подвести электричество, воду, дороги, инженерные коммуникации. Если люди пустят свои средства в оборот, построят жилье, то семья получит удобный дом, а государство — налоги.

Ф. Курепин:

— Нурсултан Абишевич, в продолжение социальной темы хотел бы спросить о результативности социальных программ государства. Действительно, сейчас государством выделяются огромные деньги на социальные проекты. Только 108 миллиардов тенге будет израсходовано на очередное повышение разных социальных выплат. В два раза увеличивается пособие на рождение ребенка. Вы поручили Правительству построить 100 новых школ и 100 новых больниц. Но все же есть вопрос соотношения затраченных денег и отдачи, то есть результата. Мы видим по некоторым социальным программам, что деньги не всегда доходят адресно. Как, на Ваш взгляд, повысить эффективность государственных социальных программ?

Нурсултан Назарбаев:

— Правильный вопрос. Когда мы ввели в практику адресную социальную помощь, мы пытались достичь именно этой цели. И мы ее достигли. Если в 2002 году число получателей адресной помощи составляло миллион 200 тысяч жителей, то в этом году цифра предполагается на уровне 320—340 тысяч, то есть число получателей сократилось в четыре раза. Почему?

Адресная социальная помощь оказывается многодетным семьям, доход которых очень низок, или другим семьям, которые по какой-то причине не могут зарабатывать. Есть порог дохода, при котором оказывается социальная помощь. Сокращение числа тех, кому оказывается помощь, свидетельствует о том, что у многих жизненный уровень поднялся, и они превысили этот порог.

Да и люди сами считают для себя позором получать социальную помощь. И тенденция прослеживается достаточно четко. Полагаю, это один из самых хороших примеров, показываемых нами СНГ. Продолжая работу по адресной социальной помощи, мы будем ее совершенствовать.

Что нужно человеку для того, чтобы нормально жить? Нужно, чтобы у него были работа и заработная плата, дом, возможность получения медицинской помощи и обучения детей. Есть еще пятая составляющая благополучия человека. Человек должен знать, как обеспечивать свою старость. Эти пять моментов для каждого из нас – необходимые условия для того, чтобы жить и верить в завтрашний день. И в этом направлении работает наше государство. Вы это знаете.

А. Байтасов:

— Нурсултан Абишевич, Вы говорили о том, что к 2015 году хорошо было бы в Казахстане населению достигнуть уровня 20 миллионов человек. Но недавно мы делали программу «Центр внимания», посвященную вопросам демографии, и много разговаривали с экспертами, обрабатывали цифры. В 2006 году прирост населения составил всего лишь 200 тысяч человек. Если посмотреть арифметически, то достичь цифры 20 миллионов к 2015 году будет тяжело. Есть ли еще какие-то программы, направленные на рост населения?

Нурсултан Назарбаев:

— Нужно смотреть на то, какова динамика выполнения этой задачи. Двигаемся мы вперед или нет? В 1993—1994 годах за счет отъезда на историческую родину наших граждан мы потеряли около двух миллионов человек, и общая численность населения составляла чуть больше 14 миллионов человек. Сейчас же численность населения превысила 15 миллионов.

Конечно, демографическая ситуация определяется не только рождамостью, но и уменьшением смертности, ростом продолжительности жизни, миграцией. И главное — роста населения можно достичь при спокойной жизни, улучшении экономического состояния, стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Вместе с тем мы знаем, что процветающие западные государства с высоким уровнем жизни не блещут демографическими показателями, а в благополучных странах Европы рождаемость, напротив, ухудшается. Казахское же общество всегда отличалось многодетностью.

В числе факторов роста народонаселения можно отметить и возвращение наших соотечественников из-за рубежа. Начиная с 1997 года за 10 лет прибавилось около миллиона человек.

Очень важна работа по поддержке материнства и детства, созданию комплекса больниц, оздоровлению будущих матерей, восстановлению декретных отпусков.

Очень важно, что мы занимаемся детскими садами — это поручено всем акимам. Сегодня строительство детских садов является очень выгодным бизнесом.

В целом демографическая политика состоит из комплекса факторов, главными из которых являются стабильность и спокойствие в стране, уверенность каждой семьи в завтрашнем дне своего ребенка.

Мы будем и далее двигаться в этом направлении и достигнем своей цели. В 1970 году в Иране жили 30 миллионов человек, сегодня – 70 миллионов. Население Таиланда за 20 лет возросло от 16 миллионов до 60 миллионов человек.

Хотелось бы, чтобы Казахстан пережил подобный бурный рост. Поэтому мы все должны говорить в средствах массой информации об устойчивости семьи, брака и создавать условия, чтобы эти семьи были крепкими. Это — задача всего общества и государства.

Н. Манап:

— Нурсултан Абишулы, Вы однажды сказали, что при вступлении во Всемирную торговую организацию нужно тщательно подготовиться, чтобы некоторые отрасли не пострадали. Как мы в этом случае сохраним аграрный сектор и малый бизнес?

Нурсултан Назарбаев:

— Войти в ВТО — это значит присоединиться к 144 государствам, составляющим 90 процентов всемирного торгового оборота. Из-за того, что мы пока не в составе, продаем за рубеж полезные ископаемые и сырье на 30 процентов ниже.

Наше вступление во Всемирную торговую организацию – очень важный вопрос. Переговорный процесс идет сейчас успешно. Осталось несколько стран, с которыми нужно согласовать все вопросы. Я уже переговорил с главами этих государств и получил положительную оценку.

Вступление в ВТО означает, что перед нами открываются границы, и мы получаем рынок для наших товаров на равных условиях и с равными тарифами. В то же время их товары приходят к нам. И если эти товары, которые придут свободно без тарифов, таможенных сборов, окажутся лучше и качественнее наших, будут ниже по цене, то наше население будет покупать их. Очевидно, что для простого народа – это дело выгодное.

Однако, если не будут покупаться наши товары, а наши предприятия начнут останавливаться, на какие деньги мы будем приобретать товары импортные?

Поэтому вся наша работа, отраженная в Послании о конкурентоспособности, новом Казахстане, направлена на то, чтобы подготовиться к вступлению в ВТО. Самая главная задача — поднять конкурентоспособность наших товаров.

Б. Габдулин:

— У нас в последнее время очень много говорят о прорывных технологиях. Здесь имеются в виду и космос, и нанотехнологии, и другие новинки. Я думаю, что не случайно Вашим помощником стал Серик Буркитбаев, который великолепно понимает в этих вещах. Не кажется ли Вам, Нурсултан Абишевич, что за этими яркими и необычными новациями мы забываем земные вещи? Я имею в виду развитие наших традиционных отраслей, где мы имеем естественные преимущества, мощные ресурсы и кадры. Может, именно здесь надо делать прорывные вещи? Речь идет, прежде всего, о глубокой переработке зерна, нефти, газа…

Нурсултан Назарбаев:

— Задача заключается именно в том, чтобы вырваться из отсталости.

Во время визита в Берлин меня поразила одна цифра, которую мне сообщили: чтобы чуть-чуть приравнять экономику восточной части страны — бывшей ГДР — к экономике ФРГ, с 1991 по 2004 год был истрачен триллион евро.

Они думали, что достигнут позитивных результатов за 6—7 лет, но ничего подобного не произошло. До 2009 года они в своих программах закладывают еще 156 миллиардов евро на развитие Восточной Германии.

Это ярко показывает, в каком провале пребывала советская экономика по сравнению с западной. Но нам никто не даст триллион евро.

В ГДР было такое же население, как у нас, хотя территория — меньше. Я спросил, в какие сферы были направлены эти деньги, как они были освоены?

Все предприятия, продукцией которых мы так восхищались, — сельскохозяйственная техника, автомобили, оборудование, автобусы и прочее — остановили, ликвидировали все оборудование и продали за одну марку, потому что на Западе эта продукция не котировалась.

Мы должны выбрать: или нам, делая все по-старинке, оставаться постоянно в отстающе-догоняющих, или вырваться на высокий уровень? Для второго нам нужны прорывные технологии.

Конечно, мы подходим к этому вопросу очень осторожно, изучая все досконально. Из прорывных проектов мы запустим в этом году в Павлодаре алюминиевый завод. Это прорыв, потому что в Казахстане не было таких предприятий. Мы впервые будем продавать металлический алюминий, из которого можно делать строительные материалы. Этот завод стоит 850 миллионов, и Евразийская промышленная группа в установленный срок его сдаст.

Кроме того, в Лисаковске «Миттал Стил» запустит завод по производству металлических окатышей. Это будет технический прорыв, и мы сэкономим очень много средств.

В Павлодаре будет запущен завод бесшовных труб, который нам сейчас так необходим. В Кызылорде начато строительство стекольного завода. В Шымкенте совместно с компанией «Пинкертон» мы будем строить фабрику по производству современных тканей. В Астане совместно с японской компанией мы начинаем строительство автомобильного завода. Налажена сборка КамАЗов в Кокшетау. Я уже не говорю о предприятиях по переработке сельскохозяйственной продукции и производству строительных материалов. Вообще я могу долго рассказывать о новых проектах.

К сожалению, СМИ не дают полной картины того, что сейчас делается по всей стране. Считаю, что Правительство должно больше об этом информировать людей.

Если же говорить о нанотехнологиях, сначала нужно объяснить народу, что это такое...

Это совершенно новые технологии, которые открывают новые, до этого невиданные, знания. По сути, открывается новый мир, новое измерение.

Я говорю о необходимости создания такой лаборатории в Казахстане. Необходимо собрать все знания, какие есть в мире, и начинать учить наших людей.

Через 10—15 лет с использованием нанотехнологий будет производиться продукции на триллион долларов. А мы до сих пор не знаем, что это такое, хотя когда весь мир этим уже занимается. Российское правительство уже выделило на развитие нанотехнологий миллиард долларов, там создается лаборатория. Мы не можем позволить себе отставать.

Что касается космоса, то, имея космодром на территории Казахстана, мы правильно договариваемся с Россией, поскольку там — технологии и кадры. Используя наши дружеские и добрые отношения, нам надо вместе осваивать космос. Сейчас один наш спутник уже работает. Если мы запустим еще несколько спутников по дистанционному зондированию земли, то сможем изучить наши недра, нам будет доступно геологическое изучение территории, в том числе на предмет опустынивания.

Сейчас мы строим Центр биотехнологий в Астане. Это же целая отрасль — инженерия, клонирование, расшифровка генома человека. На генном уровне можно будет предполагать, чем человек может когда-либо заболеть. Можно вмешаться, убрать эту клетку, и он никогда не будет болеть. Я говорю, чтобы простой человек понимал.

В поселке Алатау у нас построен Парк информационных технологий. 25 мировых компаний, начиная с «Майкрософт», проявили к нему интерес и начали там работать, производить продукцию. Самое главное — каждая компания обучит нам по 100 программистов. И это то, чего ранее не было в Казахстане.

Занимаясь нефтепереработкой, нефтехимией, мы закладываем в Атырау нефтехимический комплекс, привлекаем туда инвестиции и построим не один завод.

Мы будем работать над глубокой переработкой цветных металлов, производством труб из меди, производством стекла.

Посмотрите на свободную экономическую зону в Мангистау. Там за два года возникли десятки предприятий. Половина из них уже работает, выпускает конкурентную продукцию, которая покупается и принимается во всем мире. Вот что такое прорывные технологии.

Я говорил о том, что надо построить электростанцию возле Балхаша. Это очень коммерчески выгодный проект, куда наши банкиры и компании могут вложить свои деньги. Во-первых, существует дефицит на электроэнергию. Во-вторых, электростанция будет находиться на пересечении севера и юга, это балансирующая электростанция.

Я говорю о необходимости строительства атомной электростанции. Казалось бы, у нас есть газ, уголь, зачем нам атомная электростанция? Но газ сегодня очень выгодно продавать на внешних рынках, а потому не стоит сжигать внутри страны. А если мы будем его тут сжигать по мировой цене, то какова тогда станет стоимость киловатта электроэнергии? С другой стороны, уголь дешевле, его у нас много, но скоро он будет признан экологически нечистым продуктом с большим количеством выбросов. К нам могут возникнуть претензии со стороны мирового сообщества.

А атомная электростанция, кроме производства электричества, опять же направлена на научно-технический прогресс. Нам надо готовить свои кадры, работающие в области ядерной физики, ядерной энергетики, тем более что у нас такой опыт имеется. К тому же Казахстан занимает одно из первых мест по запасам урана в мире.

Ф. Курепин:

— Нурсултан Абишевич, Вы только что говорили о биотехнологиях. Мы же уже производим биологическое топливо в Северном Казахстане, которое, кстати, сейчас является одним из самых востребованных продуктов в мире…

Нурсултан Назарбаев:

— Спасибо, что напомнил. Это и есть прорывные технологии в области сельского хозяйства. Мы сейчас поднимаем наш агропромышленный комплекс, активно дотируем его, помогаем подготовиться к вступлению в ВТО.

Одной из причин, способствовавших появлению подобной технологии, поиску альтернативных источников энергии, стал рост цен на нефть и газ. Если вы заметили, сейчас поднялись цены на сахар, потому что сахарный тростник идет в Европе на производство биоэтанола. В Казахстане надо возрождать сахарную свеклу. Единственный завод на территории СНГ по производству биоэтанола находится в Северном Казахстане. Будет построено еще два таких завода, и это — абсолютно выгодное дело.

Во-первых, присадки биоэтанола значительно уменьшают выбросы из клапанов наших автомобилей. Во-вторых, это выгодно для сельскохозяйственников, поскольку цена на их продукцию поднимается в разы. Для переработки можно использовать любые сорта зерновых, в том числе низкосортное и некачественное зерно, имеющее малую цену на мировых рынках. При этом производится не только биоэтанол, но и огромное количество другой продукции. Завод будет иметь большую откормочную свиноферму, так как после переработки остается очень много отходов. Здесь же можно говорить и о производстве лекарств, пищевых добавок и так далее. Спрос на эту продукцию во всем мире очень большой.

Мы можем создать прорывные технологии и в такой отрасли, как производство мяса. Казахстанские крупные комплексы производят самое экологически чистое мясо в мире. Если вы ездите по миру, то можете встретить там биомагазины, где продаются биологически чистые продукты. Там вполне может продаваться и наша продукция. Это большое поле для подъема стоимости сельхозпродукции и повышения ее конкурентоспособности.

А. Байтасов:

— Нурсултан Абишевич, хотелось бы продолжить разговор о новых технологиях, но о технологиях в системе государственных услуг. Хорошо известно, что в западных странах люди могут получить любые документы или услуги через Интернет, то есть устраняется человеческий фактор, нет прямого контакта между чиновником и потребителем государственных услуг. Вы уже давно призываете и Правительство, и акиматы внедрять такие электронные форматы общения с населением, но все же пока электронный документооборот у нас продвигается «со скрипом». Как можно форсировать этот процесс?

Нурсултан Назарбаев:

— Если вы проанализируете нашу жизнь за прошедшие 15 лет, то увидите, что обычно, когда я что-то в первый раз предлагаю, никто ничего не понимает и не предлагает. Когда говорю второй раз — начинают шевелиться. А в третий раз я уже говорю, что Правительство не справляется с задачей, и тогда уже появляются результаты.

Оказание электронных услуг населению избавляет гражданина от контакта с чиновником, искореняет мздоимство и взяточничество. Человеку не надо перед кем-то стоять и шапку ломать. Если мы освоим «электронное правительство», то человек, сидя дома за своим компьютером, будет получать любые справки, решать свои вопросы, переводить деньги и тому подобное.

Сегодня большая работа в этом направлении проводится. В этом году создается Национальный удостоверяющий центр, который объединит 18 центров регистрации. Электронная система создается в таможне, министерствах финансов, сельского хозяйства, других ведомствах, в акиматах. Потом все это необходимо объединить.

Но в этой работе есть и другой важнейший вопрос. Это вопрос обучения нашего населения электронной грамотности.

Когда едешь по маленькой Эстонии, на загородных дорогах стоят приспособления, обратившись к которым можно получить всю необходимую информацию по стране, оплатить какие-то услуги. Научиться работать с этим не так уж сложно. Ведь в настоящее время все работают с компьютерами. Просто необходимо понять, что это неизбежно, и заняться этим.

В этом году по Казахстану создается 2 515 школ, в которых обучатся 600 тысяч человек, которые, в свою очередь, смогут научить еще 600 тысяч, и таким образом мы будем бороться с электронной безграмотностью. Это же касается участия казахстанцев в процессах на фондовой бирже.

Мы только открываем все это, и обвинять в том, что это происходит медленно, некого. У нас уже работают Центры обслуживания населения, которые будут внеднять интерактивные услуги. Уже сейчас аппараты Президента и Правительства перешли полностью на электронный документооборот.

В области внедрения этой системы мы активно работаем с Сингапуром, Малайзией и другими государствами. Этими вопросами активно занимается Правительство. Народ должен проявить интерес и учиться работать с электронными услугами.

Ф. Курепин:

— Но тут существует вопрос и равного доступа населения к этим услугам, потому что не у всех есть Интернет.

Нурсултан Назарбаев:

— Да, это важный вопрос. Мы сейчас работаем над удешевлением интернет-связи, чтобы как можно больше населения пользовалось ее услугами.

Эти сферы настолько быстро развиваются, что мы не успеваем за этим процессом. Те же компьютеры устаревают с большой скоростью. Жизнь ведет к тому, что мы и наши дети будем теперь постоянно учиться. И такое время уже настало.

Н. Манап:

— Господин Президент, Вы дали задание Правительству по развитию фондового рынка. А наши крупные компании выходят на иностранные биржи. Как создать фондовый рынок в стране, чтобы наши граждане получали прибыль?

Нурсултан Назарбаев:

— Фондовый рынок — это термин, которого не было в Казахстане. Мы должны понять, что такое фондовый рынок. Мы перешли на рыночную экономику, стали на путь, по которому идет весь мир. Фондовый рынок — это самое основное в современной экономике. Во всем мире фондовый рынок – это возможность для граждан иметь собственность, находящуюся в этом государстве и за его пределами.

Нам необходимо обучить казахстанцев тому, чтобы они понимали механизмы функционирования биржи, и то, что участие в этом процессе – один из способов обогащения.

Сейчас крупные компании выводят свои акции на Лондонскую и другие фондовые биржи. Почему туда? Потому что там работает весь мир. В лондонском Сити 550 крупнейших банков, каждый день вращается 640 миллиардов долларов. Там цена компаний – настоящая, и есть платежеспособные покупатели. Но нам нужно все это развивать.

Я дал поручение Правительству, чтобы часть ценных бумаг крупных компаний была выставлена на нашей бирже. При росте цен на нефть и цветные металлы у нас можно через несколько лет в несколько раз увеличить свои доходы. Так делают во всем мире.

45 процентов американцев играют на бирже, они всегда смотрят за бегущей дорожкой и в курсе, когда и акции каких компаний понижаются или повышаются в цене. Теперь не нужно искать бегущую дорожку, все можно узнать в Интернете, там же — купить или продать акции.

Человек участвует в развитии экономики страны. Он вложил деньги в развитие производства и болеет за свою страну, за производство. Участниками этого процесса могли бы стать все казахстанцы. Это требует обучения, и самое главное — живого интереса каждого казахстанца к этому начинанию.

Финансовый центр Алматы, куда мы хотим привлечь акции компаний всего нашего региона и крупных зарубежных компаний, – это очень интересный проект, и казахстанцы должны быть сильно заинтересованы в его развитии.

Ф. Курепин:

— Нурсултан Абишевич, можно одну реплику на эту тему. Мы недавно сделали сюжет о фондовом рынке. И после этого был просто шквал звонков, причем звонили из разных городов Казахстана. То есть интерес уже сейчас есть, и интерес огромный. У людей есть деньги, они готовы вкладывать деньги. Проблема в том, что люди не знают механизмов. Не знают тонкостей – как обратиться в брокерскую контору и так далее.

Нурсултан Назарбаев:

— Если казахстанцы не подключатся, у нас не будет никакого финансового центра.

Я знаю, что у казахстанцев есть огромные деньги. Капитализация наших банков достигла 70 процентов ВВП Казахстана. Только в пенсионных фондах лежит около семи миллиардов долларов. И, как мы предполагаем, примерно 10—12 миллиардов долларов лежит у казахстанцев дома. Эти средства нужно пустить в оборот, но мы должны научить этому людей.

Казахстанцы должны активно задавать вопросы чиновникам, банкирам, экспертам. Есть же биржа в Алматы, куда можно зайти, спросить, выбрать себе брокера, заключить договор. Брокер отвечает за свою работу и получает за это определенную плату. Он порекомендует акции предприятий, которые вы могли бы приобрести.

Ф. Курепин:

— Но есть же еще экономический плюс, потому что происходит реализация денег. Все лишние деньги, которые давят на цену, будут уходить на фондовый рынок.

Нурсултан Назарбаев:

— Во-первых, уходят с рынка. Во-вторых, деньги казахстанцев работают на Казахстан, создавая новую стоимость и новые богатства, от которых всему народу будет польза.

Вложив свои деньги, допустим, в «Казахмыс» или купив часть акций Казкоммерцбанка, мы даем им возможность больше капитализироваться, выдавать больше кредитов народу на создание новых предприятий. Это такой огромный экономический оборот, о котором можно сказать словами Смита: «Невидимая рука рынка делает дело».

А. Байтасов:

— Нурсултан Абишевич, у меня вопрос уже не по экономике. В конце прошлого года на Совете безопасности Вы выразили обеспокоенность большим количеством ДТП с участием праворульных автомобилей. Я знаю, что уже к ноябрю 2007 года будет разработан практически весь пакет документов для того, чтобы запретить эксплуатацию этих автомобилей на территории Казахстана. В результате прецедента почти 300 тысяч автолюбителей-казахстанцев уповают на Ваше какое-то решение. Как Вы могли бы прокомментировать еще раз эту ситуацию?

Нурсултан Назарбаев:

— На Совете безопасности мы рассматривали в целом проблему дорожно-транспортных происшествий, в которых погибает огромное число людей.

В числе причин этого – и плохие дороги, и качество автомашин, и ремонты, и то, что права просто продаются людям, которые не умеют ездить. У нас очень либеральное наказание за нарушения, к примеру, за езду за рулем в пьяном виде.

По всему этому комплексу вопросов я дал поручения. И законодательные меры сегодня принимаются. Человека, трижды попавшегося пьяным за рулем, нужно лишать водительских прав на всю жизнь, чтобы он больше никогда не мог садиться за руль. Ладно, если бы он сам себя губил, но ведь он губит жизнь других людей! По какому праву? Или почему должны за один месяц отдаваться права человеку, который завтра может снова совершить правонарушение?

Наша программа автомобильного, автодорожного строительства направлена на решение этих вопросов, в том числе и вопроса о праворульных автомобилях. Таких машин не 300 тысяч в Казахстане, а 150 тысяч.

Я хочу, чтобы казахстанцы знали, почему мы это делаем. Только в 2006 году праворульные автомашины совершили 793 аварии, в которых погибли 240 человек, 1 040 человек получили увечья и стали инвалидами. За один год! И только за счет праворульных автомашин. А за три месяца этого года уже совершены 152 аварии, в которых погибли 48 человек, 170 человек ранены.

Почему праворульные автомашины никто не покупает в Европе, в США? Потому что они, как и мы, не являются Индией, Австралией, Англией или Японией, где дороги приспособлены для праворульных машин. У них левостороннее движение, а не правостороннее, как у нас. Это первое.

Второе: нам сбрасывают, как правило, машины со вторичного рынка, подержанные, старье.

Третье. Как только было объявлено о запрете на «праворульки», за два месяца «серые» дилеры «толкнули» в Казахстан 40 тысяч автомашин. Они наживаются на этом деле, а люди гибнут.

Я считаю, что Правительство приняло правильное решение о том, что автомобилистам дается какое-то время на то, чтобы избавиться от машины или переставить руль, как положено. Как мне сообщили, сейчас действует около 200 компаний, которые переставляют руль справа налево.

Этот вопрос решается в пользу большинства. Я, конечно, понимаю людей, и поэтому им дается срок на исправление положения. А ввоз новых таких машин запрещен полностью.

Б. Габдулин:

— Нурсултан Абишевич, недавно продлены сроки легализации имущества в Казахстане. По-моему, вначале эту акцию продлили Вашим указом, а потом это сделал Парламент. Какой прок от этого Казахстану?

Нурсултан Назарбаев:

— Это очень большой и важный вопрос. От этой акции, прежде всего, выиграли селяне, от которых мы не берем ни копейки налогов.

Сегодня тысячи людей за счет легализации освобождаются от уголовной, административной, налоговой ответственности. Все, кто получил банковский документ об уплате 10-процентного налога, освобождаются от всех видов наказания. Причем законом установлена банковская тайна, и если банковский служащий раскроет эту тайну, он сядет в тюрьму. И если даже при этом станет известен человек, легализовавший имущество, ему за это ничего не будет. Это я гарантирую лично, и люди не должны бояться идти на легализацию.

Меня сильно попросили подписать это продление, хотя я не хотел продлевать. Но в феврале-марте пошел такой вал заявок, по 100 тысяч в неделю, что их не успевали оформлять. И я продлил акцию, но больше никаких продлений не будет.

За это время легализовано недвижимости почти на 140 миллиардов тенге, движимого имущества — на 35 миллиардов тенге, денег – на 600 миллионов долларов. Всего легализовано 247 миллиардов тенге, или более двух миллиардов долларов, то есть в четыре раза больше, чем в 2001 году.

Пользуясь случаем, я еще раз обращаюсь ко всем: не бойтесь ничего. Если есть нелегализованное, незарегистрированное, незаконно содержащееся имущество, надо идти и узаконивать.

Легализацией надо воспользоваться, потому что она последняя. Это добрая воля государства. А кто не воспользовался – не должен обижаться. Мы будем жестко, тотально проверять все компании, особенно крупные.

Ф. Курепин:

— Нурсултан Абишевич, если Вы не возражаете, мы с коллегами хотели бы перейти к вопросам политической тематики. Сейчас очень много говорится об усилении роли политических партий. В этом споре о том, какой путь лучше для совершенствования нашей политической системы, доминируют две точки зрения. Первая точка зрения: должно происходить укрупнение политических партий, сужение их количества до двух-трех очень крупных. Альтернативная — это расширение многопартийного пространства и создание множества мелких и средних партий. Какая из этих двух схем кажется Вам наиболее оптимальной?

Нурсултан Назарбаев:

— В мире пока еще нет совершенной системы власти. Всегда, на протяжении всей истории и до нас, и после нас человечество будет искать лучший метод правления.

Министр иностранных дел Израиля Шимон Перес рассказал мне как-то такую историю. Когда первый президент Израиля в послевоенный период приехал с визитом в Америку и рассказывал о том, как трудно образовалось государство, как сложно работать, президент Америки спросил у него: у вас ведь всего миллион человек населения и вам уже трудно? А в Америке проживают 150 миллионов человек, представляете, как трудно мне? На что израильский президент ответил: у вас 150 миллионов американцев, а у меня миллион президентов.

Возвращаясь к нашим реалиям, напомню, что мы провели грандиозные экономические реформы, достигли успехов в экономическом развитии, и все это требует, чтобы сейчас мы реформировали политическую систему. Поэтому мы запустили механизм комиссии.

Вы помните, три года работали Национальная комиссия и Постоянно действующее совещание, потом — Государственная комиссия. Эксперты объездили весь Казахстан, сделали свои заключения. Был принят очень проработанный, сбалансированный документ с заботой о нашей государственности и с предложениями о дальнейшей демократизации и направлениях политических реформ в Казахстане. Теперь речь идет о том, чтобы все это было облечено в юридические документы.

В этих целях создана группа экспертов-юристов, которые сейчас рассматривают возможности изменения и дополнения существующего законодательства без вмешательства в Конституцию. Это вопросы местного самоуправления, прав человека, средств массовой информации и так далее. Вторая часть их работы, касающаяся в основном расширения полномочий Парламента и маслихатов, предполагает внесение поправок в Конституцию. Сейчас мы над этим работаем.

И дело даже не в том, чего я хочу. Для своего поколения мы уже много сделали и можем спокойно почивать на лаврах.

Весь вопрос в том, как в этом бурном мире, в условиях глобализации и с учетом нашего окружения сохранить стабильность в стране и сделать Казахстан уважаемым, либеральным, демократическим государством. Совместить все эти вещи не так просто.

Если у кого-то есть мнение, что Назарбаев хочет удержать власть, что он властолюбец, то эти люди сильно ошибаются. Человек имеет пределы своей энергии и сил. Поэтому я на все это смотрю очень по-философски.

Моя задача заключается в том, чтобы сделать наше государство таким, каким его хочет видеть народ, и в то же время учитывать все непростые реалии. С востока у нас — Китайская Народная Республика, с севера — Россия, с юга – ближние соседи и исламский мир. Никто из них особо не продвигается в демократическом развитии. Мы должны думать и об этом тоже.

Комиссия однозначно высказалась за сохранение президентской формы правления. Как сделать так, чтобы, сохраняя эту форму правления, расширить полномочия Парламента? Мы сейчас работаем в этом направлении. Это касается образования Центральной избирательной комиссии, контроля за бюджетом и его принятием, утверждения Конституционного совета, Правительства и так далее.

При решении всех этих вопросов мы должны учитывать мировой опыт.

Что происходит сейчас в Украине? Нынешний президент Украины Виктор Ющенко два года назад на майдане говорил о больших конституционных реформах, о том, что вся власть будет отдана парламенту, который будет формировать правительство и так далее. Сейчас, когда все это реализовано, когда парламент стал пользоваться своими полномочиями, президент стал исполнять только представительские функции, как королева в Англии. В результате это привело к неустойчивости государства. Всенародно избранный президент не может стать гарантом стабильности государства и теперь стал требовать свои полномочия назад.

В Киргизии этот сценарий повторяется один к одному. Нам это нужно?

Как говорил генерал де Голль, власть политических партий привела к краху Францию. Во время мировой войны Франция, обладавшая мощнейшей армией в Европе, капитулировала перед Германией из-за того, что депутаты парламента целый месяц не могли прийти к согласию. Некому было взять на себя ответственность.

Мы с вами до 1995 года тоже пережили этот период, когда было 360 депутатов, считай, что 360 президентов.

Часто можно слышать, что вся Европа живет в условиях такой демократии.

Во-первых, любое государство Европы живет в окружении демократических государств, таких же, как оно само.

Во-вторых, у них сложилась многовековая демократическая традиция.

В-третьих, у них более толерантное общество, всегда готовое к компромиссу. У нас же каждый хочет быть первым, не хочет ни с кем договариваться.

Я считаю, что в условиях Казахстана должны развиваться две — четыре крупные партии. В рамках политической системы у Парламента должно быть больше полномочий, должна быть развитая система местного самоуправления, но, как сказано в Конституции, координирующая роль должна оставаться у Президента.

Конституция должна являться гарантом согласованной работы всех ветвей власти. А наша Конституция, которая действует с 1995 года, признана всеми экспертами как одна из лучших. Поэтому в рамках политической реформы речь идет о точечных изменениях в Конституции.

Н. Манап:

— Нурсултан Абишулы, в последнее время, когда Вы утверждаете Правительство или принимаете другие государственные решения, то советуетесь с членами партии «Нур Отан», которая имеет большое количество голосов в Парламенте. Для того чтобы парламентаризм в стране окреп, какие еще шаги можно предпринять?

Нурсултан Назарбаев:

— Среди тех новшеств, которые внесены в Конституцию и в политику, есть и вопрос усиления роли Парламента. В Парламент приходят депутаты, которых поддерживают партии. У них своя политика, у них свои кадры, которые они хотят вводить в ряды управленцев государства.

Поэтому главная проблема нашей реформы — решать государственные проблемы, советуясь с ними. Пятнадцать лет мы обдумываем каждый свой шаг. Некоторые думают, почему мы не шагаем быстро, но мы от этого же не выигрываем. Если бы мы не шли медленно, мы бы не продвинулись вперед. Поэтому советоваться с партиями — это значит продвигаться в будущее, это значит думать о будущем.

В будущем в Парламенте может быть несколько партий, несколько фракций. Вопрос не в том, чтобы создать одну монополистическую партию, как прежняя КПСС. Мы на это не пойдем, да это и не нужно нам. Когда несколько партий станут депутатами, Президент будет советоваться с руководителями их фракций. Кого мы поставим во главе Правительства, поддерживаете ли вы этого или другого, почему его поддерживаете, кого поддерживает большинство? Только это предлагает Президент. Тогда роль Парламента повысится.

Б. Габдулин:

— Нурсултан Абишевич, Вы поддержали предложение Госкомиссии о необходимости государственного финансирования политических партий. Но остается вопрос: все ли зарегистрированные партии будут получать эти деньги или только те партии, которые вошли в Парламент?

Нурсултан Назарбаев:

— Есть мировой опыт, который мы изучаем, в том числе в этом вопросе. В международной практике государственное финансирование получают те партии, которые прошли в Парламент, которым определенное количество людей доверило свои голоса и полномочия. Чтобы учесть мнение большинства, нам надо помогать этим партиям.

В каком объеме и от чего эта помощь будет зависеть – от количества голосов или депутатов, это уже другой вопрос. Полагаю, все, о чем мы сейчас говорим, это вопрос Конституции, вопрос, который решается Парламентом или всенародным референдумом.

Ф. Курепин:

— Нурсултан Абишевич, Вы упомянули сейчас работу Госкомиссии, которая подготовила пакет рекомендаций по политической модернизации. У меня вопрос относительно предложения о делегировании представителей Ассамблеи народов Казахстана в Сенат и Мажилис. Пока не совсем понятен механизм отбора кандидатов от ассамблеи. Не кажется ли Вам, что может произойти негласное деление депутатов на «декоративных» и «полноценных», то есть на тех, кто получил свое кресло в конкурентной борьбе, с одной стороны, а с другой стороны — на тех, кто получит там место по принципу формального представительства?

Нурсултан Назарбаев:

— Сразу отвечу на последнюю часть вопроса. Думаю, что такого деления не произойдет, поскольку речь идет о малой доле от общего числа депутатов, которая будет отдана этим представителям.

Кое-кто, я это слышу и вижу, хотят игнорировать нашу многонациональность. Им не нравится, когда я говорю, что Казахстан – это многонациональная страна. Но Бог им судья.

Мы должны учитывать интересы всех этносов, особенно крупных, в реализации нашей политики. Как мы можем это сделать? У нас есть апробированный институт – Ассамблея народов Казахстана, и она должна иметь право делегировать своих представителей в Парламент. Поэтому комиссия предложила увеличить квоту за счет представителей АНК в Сенат и Мажилис. Как это будет происходить, каковы будут механизмы, будет определено законом.

Может, это будет решаться на тайном голосовании на сессии Ассамблеи народов Казахстана или после рекомендации областных филиалов АНК. Мы будем альтернативно выдвигать таких людей. Но однозначно, что легитимность они будут иметь полную.

Я считаю, что будет справедливым и правильным, если политические партии в своих списках будут учитывать многонациональность нашей страны, чтобы этносы, особенно крупные, были представлены и в маслихатах, и в Парламенте. И их голоса должны быть услышаны, когда речь идет о решении важных вопросов.

В Конституции есть статья о том, что законы, принимаемые в Казахстане, не имеют силы, если нарушают межнациональное согласие. Мы всегда должны это учитывать.

А. Байтасов:

— Нурсултан Абишевич, сегодня идет расследование массовой драки, которая произошла в поселках Маловодное и Казатком Алматинской области. Этот прецедент, конечно, вызвал самый широкий общественный резонанс, может быть, еще и потому, что некоторые СМИ стали представлять этот конфликт как межнациональный. На Ваш взгляд, есть ли основание смотреть на него под этим углом?

Нурсултан Назарбаев:

— Когда я говорю, что самым главным достоянием Казахстана являются наше межнациональное согласие, политическая стабильность, некоторые говорят: ну зачем он все время это повторяет?

15 лет спокойствия, жизни без кровопролитий и конфликтов внушили нашему обществу, будто наша стабильность – это однажды прописанное благо, которое никогда не закончится. Это не так. Надо всегда прилагать усилия, чтобы сохранить это благо.

Фактическое равноправие в Казахстане обеспечено. Все права людей соблюдаются. Причин для неравноправия нет. Ассамблея народов Казахстана работает над тем, чтобы всегда учитывалось мнение всех этносов – и малых, и крупных.

В данном же случае речь идет о криминальном столкновении. Если завтра татарин подерется с русским, мы будем считать это межнациональным столкновением? Или, допустим, в суде судятся два человека, один из которых армянин, а второй — казах, это что, тоже межнациональное столкновение?

Я предупреждаю все средства массовой информации, чтобы в таком виде дело не представляли. Вместо того, чтобы разобраться в этом случае, разъяснить все населению, успокоить, отдельные СМИ как будто обрадовались: вот Казахстан называли спокойным, стабильным, но наконец-то мы нашли доказательство обратному. И по какому поводу злорадство?

Примеров тому, что происходит при настоящем межнациональном и религиозном столкновении, в мире много. В Багдаде каждый день гибнут 140 человек. Почему карабахская проблема до сих пор не решена?

Ответственность за разжигание межнациональной розни прописана законом. А в сложившейся ситуации надо разобраться. Я дал поручение правоохранительным органам подробно разобраться, наказать всех виновных в этом деле, включая чиновников и полицию. Это первое.

Второе. Надо выяснить причины столкновения. Я думаю, что там криминал, организованные преступные группы, которые давно делили свой регион. Думаю, что межнациональную окраску этому делу придавать не надо. Это криминальный вопрос.

Я очень сожалею о случившемся, искренне соболезную родственникам и близким погибших ребят. Мы сделаем все, чтобы виновники были наказаны.

Но из сложившейся ситуации нам необходимо сделать выводы. Почему в Казахстане должны жить люди, которые не имеют разрешения на жительство? Почему в домах хранится запрещенное оружие? Куда смотрят соответствующие местные органы?

Казахи в Казахстане – государствообразующая нация, которая отвечает за всех, кто живет в этой стране. Это понятно? Страна наша общая, но поскольку казахи являются этническим большинством, они несут большую ответственность. Мы должны быть сдержанны и терпимы друг к другу.

Все остальные этносы не должны забывать, как казахи гостеприимно приняли их, особенно депортированных. И сейчас в сложной ситуации, которая сложилась на Северном Кавказе, несмотря ни на что, мы принимаем стариков и детей, проявляем гуманизм. И благодарное отношение к Казахстану и казахстанцам мы вправе ожидать.

Мы всегда были толерантны. И кавказцы, и корейцы, и другие народности – все они пользуются всеми благами и правами наравне и тоже должны отвечать за спокойствие, порядок и выполнение законов Казахстана.

Ф. Курепин:

— Нурсултан Абишевич, я хотел бы затронуть еще одну грань межнациональной политики, конкретно – языковую. В последнее время было очень много комментариев по вопросу ведения делопроизводства. Здесь был и запрос депутатов, было разъяснение Конституционного совета. Вам не кажется, что именно сейчас государству необходимо предельно четко и ясно конкретизировать свою позицию в этом вопросе?

Нурсултан Назарбаев:

— Конкретизировать здесь нечего. Все сказано в Конституции и в законе о языках. Последнюю конкретизацию сделал Конституционный совет. Он четко все разъяснил. В Конституции написано, что государственный язык – казахский. Русский язык – официальный язык, язык межнационального общения, который применяется в государственных органах наравне с казахским. Все.

Во-первых, надо помнить соответствующие статьи в Конституции, где сказано, что в Казахстане запрещается дискриминация по признаку национальности, культуры, вероисповедания и в том числе по языковому признаку. Поэтому все чиновники, акимы должны понимать, что вопросы внедрения делопроизводства на государственном языке предполагают знание государственного языка именно госслужащими. Для этого требуется время. Поэтому делопроизводство на государственном языке надо внедрять постепенно до 2010 года.

Правительству дано специальное поручение выделить деньги для бесплатного обучения, как и предписано в Конституции, государственному языку госчиновников, для создания соответствующих методик и учебников.

Если государственные мероприятия проводятся на государственном языке, то в зале должен быть синхронный перевод или предоставляться переводы докладов.

Мы никого не виним в незнании государственного языка. Каждого гражданина защищают наша Конституция и законы. Но, с другой стороны, государственный язык не должен оставаться языком одной нации, к его знанию должны стремиться все казахстанцы.

Я благодарен тем молодым ребятам, студентам и школьникам, которые сегодня лучше, чем любой казах, изъясняются на казахском языке. Я поощряю и поддерживаю телекомпании, которые принимают дикторами этих девушек и ребят.

Я даю команду, чтобы таких ребят принимали на государственную службу на всех уровнях, в регионах, в акиматах городов и областей. Это и есть поощрение. Мы даже говорим о том, чтобы доплачивать этим людям.

Великий Абай говорил: если ты знаешь язык другого народа, ты становишься равным с ним. Что можно добавить к этому?

Первым делом проследи, на каком языке говорят твои дети и внуки. Казах с казахом пусть говорит на казахском, пусть дети наши говорят на казахском, родственники, тогда только можно сказать: «Мы все разговариваем на казахском, а почему вы не говорите?».

Если мы сами будем говорить, Федор, который слышит, научится. Если мы не будем разговаривать, если мы его не научим казахскому, как он заговорит? Сами не говорим, а других научим говорить? Здесь есть большая проблема. Самое главное — спокойствие, мир, затем светлое будущее казахов. Тогда будут и язык, и культура, и традиции. Нужно терпение.

Нарушение прав одного человека в Казахстане надо считать нарушением прав всех казахстанцев. Если такой постулат у нас будет действовать, у нас будет развитие, будет светлое будущее.

Все в Казахстане хотят, чтобы мы были стабильным и развитым государством. Политика, которую мы проводим, отвечает стандартам, к которым стремится весь мир. И обо всем этом надо смело говорить в средствах массовой информации.

Б. Габдулин:

— Нурсултан Абишевич, Вы все время выстраиваете внешнюю политику Казахстана на принципах многовекторности. В этом году Вами была озвучена позиция региональной и геополитической ответственности Казахстана. В чем она заключается и как она будет выстраиваться в будущем? Дело в том, что в мире идет поляризация. Наши ключевые партнеры, которые были с нами когда-то, находятся по разные стороны линий, которые разделяют наши страны, нашу геополитику. Не видите ли Вы тут угрозу нашей внешней политике и не окажется ли, что мы будем работать и с антагонистами, и с нашими друзьями?

Нурсултан Назарбаев:

— Мы всегда говорим о том, что проводим многовекторную политику. Это вопрос комплексный, в том числе многовекторность в экономике. Мы просто от Бога обязаны так себя вести. Мы находимся в центре материка, окружены большими государствами. В экономике мы должны торговать с востоком, с севером, с югом, с западом. Транспортировка наших ресурсов тоже требует многовекторности.

Экономика всегда является предтечей политики. Сначала выстраивается экономика, потом над ней надстраивается политика. Если мое государство хорошо торгует, допустим, с Россией, для нас важно, чтобы в России было спокойно, чтобы там было благополучие. Россия, торгуя с нами, желает, чтобы у нас все было хорошо. И все государства так себя ведут. Торгуешь, значит, доверяешь. Торговля — это процесс, который тоже не происходит сам по себе.

Если перейти к политике, хочу напомнить, что Президент России Владимир Путин, выступая в Мюнхене, говорил о разнополюсном мире. Сейчас явно видно, что мир становится многополярным. В этой многополярности есть свои сложности и выгоды, в том плане, что государства не должны вмешиваться во внутреннюю политику друг друга, должны уважать территориальную целостность друг друга и реализовывать соглашения, принятые в рамках ООН.

Сейчас интересы больших государств сошлись на Казахстане. Во-первых, из-за наших энергетических ресурсов. В них заинтересованы Америка, Россия, Китай, Европа и другие.

Мы же здесь преследуем только интересы Казахстана. И это естественно. В нашей экономике присутствуют США, Англия, Китай, Россия. А поскольку их интересы присутствуют в Казахстане, они все хотят, чтобы у нас было спокойно и чтобы этим интересам никто не угрожал.

Здесь уместно говорить не о конфронтации этих государств, а о конкуренции, естественной конкуренции, которая происходит во всем мире. Из этой конкуренции Казахстан должен получить наибольшую выгоду для себя.

Россия говорит: почему мы идем в Баку—Джейхан, американцы говорят: почему мы в Китай трубу строим? Объясняю: не по политическим пристрастиям мы это делаем, а потому, что здесь есть коммерческая выгода. Если будет выгодно весь казахстанский газ и нефть проводить через Россию, мы пойдем туда. Если на 15 долларов будет ниже транспортировка через Баку—Джейхан – мы пойдем туда. А если и там, и там нам будет невыгодно, мы пойдем в Китай. А как иначе? Здесь чистая прагматика в интересах нашего народа и страны. И это — непростая политика.

Сотрудничая с Соединенными Штатами Америки, мы при этом никогда не работаем против интересов России. Сотрудничая с Россией и Китаем, мы не работаем против интересов Америки или Европы. Все 15 лет Казахстан проводил последовательную, четкую, ясную политику взаимоотношений со всеми. Поэтому наша политика уважаема и соседями, и во всем мире.

Б. Габдулин:

— В контексте нашего разговора. В мире Казахстан воспринимается как лидер Центральной Азии, во всех отношениях. Вы даже высказывали интересную идею о создании Союза центральноазиатских государств. Скажите, пожалуйста, насколько это реально с учетом прихода новой власти в Туркменистане?

Нурсултан Назарбаев:

— Это слово «лидер» иногда обижает наших соседей. Я бы не хотел говорить о том, что один – лидер, другой — нет. Все государства по-своему хороши. Все они работают над развитием собственной экономики и делают то, что считают лучшим для страны и народа. Я уважаю моих коллег-президентов.

Но фактом остается то, что уровень реформ в Казахстане, уровень жизни, объемы экономики — все это доминирует и содержит в себе способность помогать нашим соседям. То есть это лидерство заключается в возможности оказать помощь и поддержку. Казахстан может инвестировать, помочь поднять их экономики, поделиться своим опытом реформ. Вот в чем объективное наше первенство в этом плане.

Конечно, самым лучшим было бы создать союз центральноазиатских государств, куда я включаю Казахстан и Среднюю Азию. Просто потому, что во всем мире идет такой процесс. В Латинской Америке это МЕРКАСОР – Бразилия, Аргентина, Чили. В Европе есть Бенилюкс – Бельгия, Люксембург, Нидерланды. Свои интеграционные объединения есть в Юго-Восточной Азии. На Востоке — Лига арабских государств. Это происходит везде.

Нам сам Бог велел объединяться: 55 миллионов населения, нет языковых барьеров, взаимодополняемая экономика, находимся на одном пространстве, есть транспортные связи, энергетические. Этот регион может обеспечить себя продовольствием, не выходя на внешние рынки, может полностью обеспечить себя энергетикой и так далее. Что еще надо? Мы уважаем друг друга. Население от этого только выиграет. Почему нам не удается построить такой союз, до сих пор понять не могу.

Об этом просто надо больше говорить. И нашим гражданам, и нашим соседям. СМИ должны говорить о близости наших культур, общей истории, языка, будущего наших детей. Эта интеграция экономически была бы выгодна и работала бы на нашу безопасность в целом. Поэтому я продолжаю над этим работать.

Если вспомнить историю, то объединиться нас призывал еще в 1918 году Мустафа Шокай.

А. Байтасов:

— Нурсултан Абишевич, Казахстан сейчас претендует на председательство в ОБСЕ. Об этом мы говорим достаточно долго. Некоторые, наверное, даже устали спекулировать этой темой. А зачем вообще нужно Казахстану председательство в ОБСЕ? Какова цель?

Нурсултан Назарбаев:

— Хороший вопрос. Такой самоцели, чтобы разбиться в лепешку, но стать председателем в ОБСЕ, у нас нет. Мы являемся членами этой организации. Казахстан подтолкнуло к этому шагу отношение ОБСЕ к постсоветскому пространству вообще. ОБСЕ имеет четыре измерения: экономическое развитие, борьба с терроризмом, экология и демократические принципы. Но почему-то первые три пункта были выброшены, и остался только БДИПЧ с политическими требованиями к Казахстану. Причем это делается так: мы относимся к ним хорошо, а они к нам — по-менторски.

Поэтому речь даже идет о том, чтобы помочь ОБСЕ избавиться от такого имиджа. Казахстану есть что предложить ОБСЕ: наше стабильное спокойное развитие на протяжении всех этих лет, развитие нашей экономики, диалог между религиями и конфессиями, наше лидерство в этом регионе. Все 12 государств СНГ коллективно внесли это предложение в ОБСЕ.

Нам дают различные рекомендации в соответствии с положением ОБСЕ. Мы не отказываемся. Многие из этих рекомендаций мы уже приняли, внесли в законы, собираемся продолжать эту работу.

С другой стороны, при председательстве Казахстана все члены ОБСЕ увидят больше наш регион, будет больше понимания. Поэтому мы считаем, что мы вправе претендовать на председательство, что Казахстан достоин этого.

Уверен, что мои коллеги – главы государств и наши партнеры с пониманием отнесутся к нашей заявке и поддержат Казахстан.

Н.Манап:

— Нур-ага, мы сидим в прекрасной библиотеке. Нельзя не спросить о Вашем отношении к книгам. Что вы читаете в последнее время?

Нурсултан Назарбаев:

— Хороший вопрос. Когда мне удается читать? Вечерами, если остается время. Обычно я ложусь спать в двенадцать — час ночи. В самолетах во время длинных перелетов хорошее время для чтения. Один из выходных дней посвящаю чтению – или субботу, или воскресенье. И в отпуске, конечно, читаю.

С интересом читал книгу Эдварда Радзинского «Александр II». Это один из величайших русских царей, реформатор, который отменил крепостное право, хотел изменить экономику, дать большую свободу, но с ним, как и с любым реформатором, боролись. Проводить большие реформы всегда опасно. Он, не успев довести их до конца, стал жертвой этих реформ. Эта книга может сказать очень многое о сегодняшнем дне в России, а поскольку с Россией судьбы у нас связаны, то и о нас тоже.

Буквально недавно закончил чтение трилогии Теодора Драйзера «Гений», «Финансист» и «Стоик». Эти произведения писались сто лет назад. Я читал это в молодости, но сейчас с учетом сегодняшних знаний, сегодняшнего видения ситуации я с большим удовольствием перечитал вновь.

Также я перечитал произведения Оноре де Бальзака «Тридцатилетняя женщина», «Гобсек», а чтение «Шагреневой кожи» совпало с принятием решения о закрытии казино. Еще в то время очень ярко было описано, к чему приводит азарт.

Сейчас я очень интересуюсь философией. Читаю Сенеку. Очень интересный был человек, настоящий ученый.

Читать много приходится и специальную литературу, аналитические записки, которые готовят мои помощники, аналитики, советники. По утрам прочитываю все газеты. Много приходится читать по экономической тематике и политике. Сейчас я изучаю конституции разных стран, политические системы, преимущества различных систем выборов, опыт самоуправления в других государствах.

Вот что меня занимает сейчас больше всего.

Б. Габдулин:

— Нурсултан Абишевич, большое Вам спасибо, что, несмотря на сверхзанятость, Вы нашли для нас время и подробно ответили на все вопросы. Желаем Вам огромных успехов на благо нашей страны.

Астана, 9 апреля 2007 года.


Все выступления
 
Другие события
Все события